Шпионаж сегодня:

В Иране был пойман шпион

News image

Во время поездки президента Ирана по стране, на вертолете, было обнаружено, что за ним следят. Шпион был пойман и задержан. През...

Орудия убийства шпионов из Северной Кореи

News image

Спецслужбы из Южной Кореи решили представить журналистам свой арсенал орудий убийства, которыми по их словам пользуются все шп...

Американские шпионы используют старомодные парики

News image

У агента ЦРУ, то есть Райана Кристофера Фогла, были изъяты парики. Во время ареста он выглядел так же, как и в 1986-м году, что ...

: Шпионаж 1-ой мировой - ЖЕНЩИНЫ-ШПИОНКИ НА СТОРОНЕ СОЮЗНИКОВ


ЖЕНЩИНЫ-ШПИОНКИ НА СТОРОНЕ СОЮЗНИКОВ

женщины-шпионки на стороне союзников

«Не пользуйтесь тёмными личностями и женщинами. Рано или поздно они вас подведут».

Медсестры, как правило, всегда получали благоприятные отзывы в прессе, их описывали как ангелов или ангелов милосердия, готовых излечить больного и успокоить умирающего. В 1915 году английская медсестра Эдит Кэвелл стала символом всего хорошего в ее профессии.

Часто описываемая как «английская девушка», Кэвелл в свои 49 лет, на самом деле, была, конечно, женщиной среднего возраста. Она родилась в семье священника в городке Суордстон в Норфолке в 1865 году, обучалась в лондонском госпитале и была гувернанткой, медсестрой и инструктором медсестер, прежде чем в 1907 году, доктор Антуан Депаж пригласил ее на должность заведующей «Ecole Infirmiere Diplomier», школы для подготовки дипломированных медсестер в Брюсселе.

Когда вспыхнула война, школа была преобразована в больницу и в ноябре 1914 года Кэвелл согласилась спрятать двух английских военных из Чеширского полка, подполковника Дадли Болджера и ротного старшину Фрэнка Мичина, отставших от своей части после сражения у Монса. В течение следующих трех месяцев она заботилась о беженцах и передавала их курьерам, которые переправляли их из Бельгии в Голландию.

В феврале 1915 года ее работа расширилась, когда она присоединилась к намного большей сети, базирующейся в Лилле и Монсе, в которую входила и Луиза Тюлье, агентурный псевдоним Алиса, самый важный курьер сети. Тюлье, школьная учительница из Лилля, тоже иногда изображается как милая невинная девушка, но на самом деле, как и Кэвелл, она была уже зрелой женщиной. Заместительницей Тюлье являлась Мари-Леони Ванутт из Рубэ, известная под псевдонимом Шарлотта. Среди других в сеть входили Филипп Бокк, редактор подпольной газеты «Ля Либр Бельжик», графиня де Бельвиль и принцесса Мари де Круа и ее брат, которые использовали свои здания – у замка Круа в Беллинь была тайная лестница – чтобы прятать сбежавших военнопленных. Тюлье также распространяла газету Бокка и регулярно передавала информацию о складе боеприпасов между Дуэ и Камбре.

Кэвелл попала под подозрение немцев в начала лета, и 14 июня частный санаторий подвергся обыску, но там ничего не нашли. Тогда 31 июля Луизу Тюлье и Филиппа Бокка схватили у него в доме, где хранились тысячи экземпляров «Ля Либр Бельжик», и арестовали. Кэвелл продержалась после этого на свободе меньше недели. 5 августа она была арестована и отправлена в тюрьму Сен-Жиль. В целом, 35 членов сети были арестованы за следующие месяцы.

Возможно, Кэвелл обманом вынудили сделать признание, сказав ей, что это единственный способ, которым она могла бы спасти жизни Тюлье и Бокка.

Как считалось, в общей сложности 7000 беженцев выскользнули из Бельгии в течение июня, июля и августа 1915 года, и Кэвелл признала, что помогла двумстам из них. Немцы позже говорили, что число сбежавших солдат составило приблизительно 20 тысяч.

Не все оценивали Кэвелл как героиню. Англичанин Фердинанд Тохай, офицер Разведывательного корпуса во время Первой мировой войны, писал:

«Это была женщина, которая выдала большую часть французской шпионской системы в Бельгии… Мисс Кэвелл. Сейчас бессмысленно искать причину этого провала где-либо еще, кроме того, где эта причина крылась – в суде над мисс Кэвелл с допросами третьей степени и в признаниях, вырванных немцами».

11 октября 1915 года Кэвелл и Бокк были осуждены на смерть. Принцесса де Круа спасла себя, заявив, что не знала, что происходило с людьми после того, как они уехали из Брюсселя. Британские власти посчитали, что их вмешательство не поможет Кэвелл. «Я боюсь, что, скорее всего, с мисс Кэвелл поступят очень жестоко. Я боюсь, что мы бессильны». Так писал сэр Хорейс Роуленд из министерства внутренних дел, в то время как лорд Роберт Сесил из министерства иностранных дел согласился, что «любые наши ходатайства принесут ей больше вреда, чем пользы».

Обращения о помиловании сделали, впрочем, испанский и американский послы, указавшие немцам, что смерть Кэвелл, вдобавок к бомбардировке Лувена и потоплению «Лузитании», еще сильней повредит их международной репутации. Барон фон дер Ланкен, начальник политического отдела генерал-губернатора Бельгии, согласился, что так как Кэвелл помогала не только союзническим, но и немецким солдатам, и в связи с ее полным признанием, ее следовало бы помиловать. Но переговоры провалились, потому что немецкие власти действовали так быстро, что Эдит Кэвелл была казнена на рассвете, вместе с Бокком.

11 октября 1915 года, в ночь перед казнью, Кэвелл причастилась у Стерлинга Гэхэна, англиканского священника. Он позже поведал миру, что Кэвелл сказала: «Стоя перед Богом и вечностью, я понимаю, что патриотизма недостаточно, я должна быть свободна от ненависти и горечи».

Так же, как в случае Маты Хари, курсировали противоречивые версии ее смерти – все солдаты промахнулись, и офицер застрелил ее насмерть единственной пулей; солдаты сознательно стреляли выше ее головы; мисс Кэвелл упала в обморок на вымощенном плацу, и солдаты настаивали на том, чтобы стрелять в нее теперь или никогда. Есть также история, что немецкий солдат по фамилии Раммлер был казнен за то, что отказался стрелять в Кэвелл, и потом был похоронен между Кэвелл и Филиппом Бокком. У истории этой очень сомнительное происхождение и, кажется, выдумал ее Реджинальд Беркли в книге «Рассвет», его биографии Кэвелл.

Джозеф Айд завербовал бельгийку Габриэль Пети, когда она прибыла в Фолкстон. Она начала свою карьеру шпионки, когда помогла своему жениху-солдату Морису Гоберту, перебраться в Голландию, чтобы догнать свой полк. Затем она работала на Эрнеста Уоллингера, собирая информацию о перемещениях войск в Турне и вокруг него, и распространяла подпольную газету «Ля Либр Бельжик», и была ведущей фигурой в подпольной курьерской службе. Ей «подставили» немецких агентов Пинкофа и Петермана, и она была предана и арестована в феврале 1916 года, судима в марте и расстреляна 1 апреля, в возрасте 23 лет. Любопытно, что ее смерть не вызвала ничего даже близко напоминающего волну гнева и возмущения из-за смерти Эдит Кэвелл.

Луиза Френе, или Дераш, была другой женщиной, в которую немецкие солдаты, как говорили, отказались стрелять, когда ее расстреливали в Льеже 7 июня 1915 года. Она и две дюжины других работали на сеть, которой управлял Жюльен Лендерс. Они предстали перед судом как наблюдатели за железнодорожным движением, и один человек из них признался, очевидно, после обещаний, что их всех будут судить не слишком строго. По одной истории, сначала вызывали добровольцев для расстрельной команды, но, когда не нашлось ни одного, команда была отобрана по приказу. Когда на рассвете бельгийцев выстроили у стены в форте Шартрёз, и солдаты видели, что они должны стрелять в женщину, они стреляли ей по ногам. Она упала на землю в муках, и, если верить одному рассказу, священник упал в обморок. Когда солдатам приказали перезарядить винтовки, они отказались. Как тогда говорили, унтер-офицеру приказали добить ее «из милосердия». После этого расстреляли и оставшихся узников. Луиза Френе были одной из восьми казненных в тот день, включая Лендерса и Чарльза Саймона, британского подданного, жившего в Намюре. Это было плохое время для тех, кого немецкие суды признавали виновными в шпионаже.

Бюро военной пропаганды, располагавшееся в Веллингтон-Хаус, сделало из смерти Эдит Кэвелл военное преступление столетия:

«Казнь Эдит Кэвелл, «бедной английской девушки», которую сознательно расстреляли немцы за предоставление приюта беженцам, превзойдет потопление «Лузитании» как самое большое преступление в истории цивилизованного мира».

В ноябре того же года новые породы хризантем назвали в честь Кэвелл и в честь лорда Китченера.

В то время пропаганда была очень важна. Джон Бьюкен возглавлял британское Бюро военной пропаганды, которое выпускало брошюры, написанные порой самыми выдающимися писателями, такие как «К оружию!» А. Конан Дойля и «Варварство в Берлине» Г. K Честертона. Среди других авторов были Редьярд Киплинг, Форд Мэддокс Форд и Джон Мейсфилд, публиковавшиеся в сериях, которые насчитывали более 1150 брошюр. Многие брошюры были проиллюстрированы талантливым голландским художником Рэмэкерсом – который, возможно, и известен, в первую очередь, своим изображением погибшей Эдит Кэвелл.

Реакцию на ее смерть можно противопоставить с реакцией на смерть двух немецких медсестер, которых застрелили французы за то, что те помогали немецким солдатам убежать. Один немецкий офицер, как говорят, заметил: «Что? Протест? Французы имели полное право стрелять в них».

Немцы делали все, что могли, чтобы отвлечь от себя гнев общественности и рассеять критику, напоминая, что англичане убивали суфражисток, и что, ранее в этом же году, французы расстреляли немецких женщин-шпионок, Маргерит Шмитт и Оттилию Фосс. Английская пресса всегда спешила отрицать любое сходство этих случаев.

После гневной волны возмущения все другие смертные приговоры в Англии были смягчены или отложены. Количество добровольцев, желающих вступить в армию, удвоилось. Но даже в этом случае в следующем году пришлось ввести воинскую повинность. С тех пор Германия тоже проводила подобную линию, и осужденным на смерть женщинам вообще отложили исполнение приговора. Не так повезло немецким шпионкам во Франции.

Анн-Мари л'Отелье, управляющая приютом в Камбре, помогла сотням солдат убежать. Пойманная немцами в августе 1916 года, она была приговорена к каторжным работам на 10 лет и была освобождена в конце войны. Она продолжала работать в приюте до 1924 года.

Мадам Фокто, француженка по происхождению, была приговорена к смерти за шпионаж. Наказание было смягчено до пожизненного заключения, и она ужасно страдала в тюрьме в Льеже прежде, чем ее выпустили немецкие коммунисты-«спартаковцы». Позже она была награждена и в Англии, и во Франции.

Среди других бельгийских женщин была Мари-Леони Ванутт, которая, одевшись как крестьянка, шпионила в немецком тылу и была приговорена к заключению на 15 лет; Мари Жервэз расстреляли в сентябре 1914 года за шпионаж. Флор и Жоржина Данель были вместе казнены в Турне. Анжель Лека расстреляли в Сент-Армане, признав виновной в использовании почтовых голубей для передачи информации. Мадам Мэльсе была осуждена на смерть, но исполнение приговора было отложено ввиду ее беременности. Мадемуазель Бирель, арестованная в 1915 году, управляла большой сетью, а Анриетт Мориаме продолжала работу Луизы Тюлье после ее казни, помогая солдатам союзников бежать из Бельгии, пока ее саму не арестовали. Позже она вступила в религиозный орден и умерла 28 августа 1918 года.

То, что Марта Кнокерт (по мужу Маккенна) работала медсестрой, спасло ей жизнь. Когда началась война, она не смогла выехать из своей бельгийской деревушки, и заслужила немецкий Железный крест за свои усилия по уходу за ранеными в немецком госпитале в городке Рузеларе. Завербовала Марту ее подруга Луиза Дельдонк, уже работавшая в подполье курьером. Маккенна сначала действовала как «почтовый ящик» для женщины, которую называла «солдатской матушкой». Та продавала овощи и потому могла свободно передвигаться по сельской местности. В свою очередь она передавала информацию другому агенту – тоже женщине, «номер 63». В дальнейшем доля ее участия возросла.

Маккенна была поймана в 1916 года после того, как она и другой агент взорвали немецкий склад. Ее приговорили к смерти, но ее работа в больнице и Железный крест сыграли свою спасительную роль, и Марте отложили исполнение приговора, отправив до окончания войны в тюрьму в Генте.

37-летняя Луиза де Беттиньи, псевдоним Алиса Дюбуа или Рамбль, была одной из шпионов, принятых на работу бюро в Фолкстоне, который был укомплектован британскими, французскими и бельгийскими офицерами.

Она получила образование в Гиртон-колледже в, Кембридже и отклонила предложение стать гувернанткой детей австрийского эрцгерцога Франца-Фердинанда. После обучения в Булони и Флиссингене вместе с Мари-Леони Ванутт (она же Шарлотта), она начала работать в феврале 1915 года, собирая и передавая информацию о передвижениях войск и контролируя большую сеть из старых и молодых рабочих. В целом, она почти 20 раз приезжала в Англию. Она и Шарлотта были арестованы в ноябре 1915 года, когда девять членов ее сети были схвачены. Какое-то время британская разведка надеялась, что она смогла бы избежать наказания, потому что она съела отчет, который несла. К сожалению, ей не повезло. Она была приговорена к смерти, потом наказание заменили каторжными работами. Беттиньи не сдавалась, организовав забастовку в тюрьме в Зигбурге в Германии против принуждения заключенных женщин собирать боеприпасы. Она заболела опухолью груди, и после операции в апреле 1918 года умерла 27 сентября.

Семья Гранпре из Стевело – Элиза, ее сестра Мари и братья Констан и Франсуа – сначала помогали побегам русских солдат, находящихся в лагерях в Арденнах, а затем стали наблюдателями за поездами и курьерами, и управляли «почтовым ящиком». Используя невидимые чернила, Элиза и Мари записывали донесения на страницах книг и этикетках спичечных коробков и отправляли их в Лилль. В марте 1916 года один из их группы, Дьёдонне Ламбрехт, был пойман и расстрелян в Лилле, но сеть продержалась до января 1917 года, когда Элиза, ее сестра и братья и двое других агентов, Грегуар, были арестованы. Их предал Эмиль Делакур, двойной агент. Элиза, Констан и Андре Грегуар были приговорены к смерти. Рассказывают, что в ожидании казни Элиза сделала маленькие бельгийские флажки из ленты для волос, которую ей прислали, чтобы она надела ее перед расстрельной командой в форте Шартрёз близ Льежа. Делакур был заочно приговорен к смерти в 1922 году. Годом раньше другой двойной агент Морис Тьеленс был приговорен к смерти за участие в их предательстве.

Один из больших шпионских романов времен войны был между Мари Биркель, школьной учительницей, живущей в Лотарингии, и Эмилем Фокено. В начале войны Мари помогала беженцам, но потом приехала в Англию, где прошла собеседование как беженец сразу по прибытию в Фолкстон. Второе бюро было в восторге от ее прошлой работы, и ее завербовали. Ей удалось присоединиться к контрабандистам на бельгийско-голландской границе, но в Бельгии она была арестована в течение нескольких дней после прибытия в Льеж и заключена в тюрьму. Фокено, который помог Мари пересечь границу, продержался лишь ненамного дольше. Ответственный за информационный центр в Маастрихте, он был предан и арестован 1 июля 1916 года. Было мало доказательств против Мари, и не было ясно, был ли Фокено арестован в Голландии или в Бельгии. Оба были приговорены к смерти, но после вмешательства экс-короля Испании Альфонсо им отложили исполнение приговора. Они были заключены в смежные камеры в тюрьме. Мари подсчитывала немецких солдат из своего окна, посылая информацию союзникам через монахинь, которые работали в тюрьме. Эмиль сбежал 28 марта 1918 года, а ее репатриировали через день после подписания Перемирия. Впоследствии они поженились.

Вообще, женщины, занимавшиеся шпионажем, всегда стремились подчеркнуть, что, несмотря на опасности и искушения, их женская честь оставалась незатронутой. Исключением была протеже Жоржа Ладу француженка Марта Ришар (она же Марта Рише), которая, судя по всему, отнюдь не была «великой куртизанкой», хотя ей без сомнения понравилось бы, чтобы ее считали именно такой. В последние годы Ришар, можно так сказать, «вышла из моды», и блеск ее потускнел. Ее достижения как одной из первых женщин-летчиц перестали рассматриваться как заслуживающие большого внимания, и вместо великой шпионки в ней видят, в лучшем случае, женщину, осуществившую всего одну миссию (и при этом не слишком опасную). Она родилась как Марта Бетенфельд 15 апреля 1889 года, работала на швейной фабрике и на улицах Нанси, где были жалобы на ее венерическую болезнь; ей дали желтый билет, и она провела некоторое время в больнице. Затем она уехала в Париж, где снова работала проституткой для итальянского сутенера Антонио Маццини, который утверждал, что был скульптором, пока она не встретила и не вышла замуж в возрасте 18 лет за богатого торговца рыбой Луи Рише. Их история походила на французский вариант Пигмалиона. Он преподавал ей грамматику, дикцию и верховую езду. Она также действительно стала летчицей, хотя ее истории о мировых рекордах – просто вымысел.

Рише погиб на войне в 1914 году. Два года спустя, когда у Марты был роман с Жаном Воленом, русским, который работал на Второе бюро, ее представили Жоржу Ладу. Именно он послал ее в Мадрид, чтобы выудить информацию у военно-морского атташе, Ганса фон Крона, племянника генерала Эриха Людендорфа. Если верить истории Ладу и более поздним мемуарам самой Ришар, фон Крон устроил ее на квартире в Кадисе и послал ее в Аргентину с термосами долгоносиков, чтобы отравить груз пшеницы, которую Аргентина отправляла Франции. С помощью агента Второго бюро, который также был на борту, она утопила долгоносиков.

Когда фон Крон догадался, что Марта его обманывала, он задумал преследовать ее по суду, и, по иронии судьбы, обратился за советом к Арнольду фон Калле, любовнику Маты Хари. Калле посоветовал фон Крону ничего не делать.

Позже Ришар признавала, что выдала некоторые маловажные французские секреты фон Крону, но с некоторой гордостью хвасталась, что делала то же самое, что и Мата Хари, только если несчастную голландку расстреляли, то Марте дали Орден Почетного легиона. Учитывая, что ее мемуары первоначально были придуманы Ладу, трудно сказать, насколько ее история правдива.

Одной из великих неизвестных героинь первых лет войны была 20-летняя медсестра Марсель Семмер, дочь управляющего фосфатной фабрики, которая оказалась на территории, занятой немцами, в Эклюзье на Сомме. На протяжении недель после поражения французов под Шарлеруа она добывала и передавала точные данные о позициях немецкой артиллерии. Кроме того, она подняла разводной мост на канале в Эклюзье и затем бросила ключ в воду, таким образом, задержав немецкое наступление на сутки. Она прятала французских солдат в туннелях шахт в районе, помогая им вернуться в их полки. Ее ловили, и она убегала три раза, однажды будучи запертой в церкви. Когда ее приговорили к смерти (в первый раз) она, как говорят, сказала трибуналу: «Расстреляйте меня французскими пулями, а не бошевскими». Ее спасло, что французская артиллерия внезапно открыла огонь по немецкому посту, и она убежала. По одной из историй, французский командир приказал солдатам отдать ей честь, когда она проходила мимо них. Позже она приехала в Париж и стала медсестрой. В марте 1917 года ее наградили Военным крестом.

Если бы Жорж Ладу обратил внимание на маленькую, темноволосую, в очках, Матильду Лебрюн, владелицу кафе в Вердене, вдову сержанта с тремя детьми, то он, несомненно, сделал бы из нее фигуру, способную конкурировать с Мартой Ришар. Но, наверняка, нет. Пересечение ничейной земли и проникновение в тыл немцев – это совсем не то, что спать с немецким военно-морским атташе. Правда, как и во многих других случаях, трудно сказать, какие из деяний Матильды Лебрюн реальны, а какие придуманы издателем, но в большинстве ее историй рассказывается, как ее, родом из Лотарингии, со знанием немецкого языка, отправили в немецкий тыл после военного трибунала, чтобы она смогла этим доказать свой патриотизм. Она рассказывала, что пряталась в воронке от снаряда под немецким артобстрелом и уже готовилась погибнуть в огне, когда решила, что более безопасно было бы сдаться немцам. Ее допрашивали две недели, и, наконец, она притворилась, что согласна работать на Германию. Ей дали номер R2. Она утверждала, что за последующие три года совершила 13 поездок через нейтральную зону и смогла разоблачить Мату Хари (она утверждала, что видела Мату Хари в шпионском убежище в Швейцарии, когда та оправдывалась, что была в Испании), так же как немецких шпионов Фелицию Пфаадт в Марселе и Химено-Санчеса на Ривьере. По ее словам, Матильда была вовлечена в разоблачение еще дюжины шпионов в Париже. То, насколько верна эта хорошая история, это, разумеется, уже совсем другой вопрос.

Среди 332 бельгийцев, которые занимались побегами пленных или работали в разведывательных агентурных сетях и были казнены, было 11 женщин. В это число не входят погибшие от пуль или электрического тока при попытке пересечь границу.

Фердинанд Тохай не был непредубежденным автором – в его книге «Секретный корпус» он постоянно называет немцев «гуннами» и «бошами» – и он думал, что французы использовали женщин в качестве шпионок в большей степени, чем британцы, не потому, что француженки были умнее. Немецкие женщины были просто «ничтожеством». Более вероятной причиной был языковой барьер.

Тохай вообще был против использования женщин в качестве шпионов, и в одном очень резком критическом пассаже написал:

«В конечном счете, женщины-шпионки терпят неудачу одновременно и из-за сердца, и из-за головы, а также из-за склада характера. Женщины в принципе неточны. Они испытывают постоянное желание работать в центре внимания, и им не хватает терпения для тщательного сбора мелких и скучных деталей, что и является основой шпионажа. Они болтливы… Но главным различием, как можно полагать, является то, что женщине, чтобы быть шпионкой, следует быть авантюристкой по природе, тогда как агентом-мужчиной может стать буквально любой человек из выходящих из поезда на Вокзале Виктория в девять часов каждое утро».

Наблюдатели за железными дорогами в «Белой даме» и других сетях, подсчитывавшие поезда как бобы фасоли, не узнали бы себя в таком описании. В Бельгии женщины составляли приблизительно 25 процентов участников сетей, а в случае «Белой дамы» их доля достигала даже 30 процентов.




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Работа спецслужб:

Разведка Западной Германии была коричневой

News image

Федеральный архив ФРГ рассекретил новую порцию материалов о западногерманских спецслужбах. Из них следует: около четырехсот наци...

Начать придется издалека

News image

Поздней осенью 1982 года по Москве разнесся слух о небывалом происшествии: будто бы офицер КГБ арестован и осужден за бытовое уб...

Всесильный шеф КГБ

News image

Имя Владимира Семичастного упоминается сегодня не особо часто и то в связи с одной-единственной акцией – подготовкой в 1964 году...

Французский связной

News image

Жак Прево занимал пост коммерческого директора компании Thomson-CSF, разработчика электронных приборов, в том числе военного наз...

Разведчиков меняли еще до войны - мировой и холодной

News image

Бытует такое мнение, которое сегодня уверенно озвучивают даже многоопытные профессионалы из спецслужб. Первый обмен произошел в...

Знай наших, господа империалисты!

News image

В 1953 году американцы обнаружили в кабинете посла Соединенных Штатов в Москве уникальной конструкции микрофон, который в течени...

Вербовка агента:

Виды и методы вербовки

News image

Прежде всего определимся с самим понятием вербовки. Под ней следует понимать систему агентурно-оперативных мероприятий по привле...

Разработка кандидата

News image

На этом этапе производится тщательное изучение выбранного человека, доскональная проверка его индивидуальных способностей и возм...

Методы поиска и вербовки информаторов

News image

Знание физических качеств облегчает взаимодействие с объектом, намекает на его предрасположенности (к болезням, боли, активности...

Свои люди в ставке противника

News image

Свои люди могут быть как внедрены (возможно, после предварительной вербовки) в нужную группу, так и завербованы из ее членов. ...

Вербовка

News image

Воздействовать на ум и поведение человека можно различными путями, одни из которых требуют лишь специфичной подготовленности спе...

Тактика оценки кандидата

News image

Всесторонне изучив конкретного человека, ему дают предельно взвешенную потенциальную оценку с позиций: · вероятности его верб...

Авторизация

Известные шпионы:

News image

Уильям Куртис Колпаг

Был американским подданным, которому удалось сбежать в Германию во времена действия нацистского режима. Колпаг воспользовался торговым су...

News image

Мифы, тайные агенты и заговоры

За последние три недели эксперту по проблемам обороны и разведки Чэпмену Пинчеру удалось обнаружить свидетельства, которые убедили как его...

News image

Мата Хари

Ма та Ха ри (Mata Hari, настоящее имя — Маргарета Гертруда Зелле (нидерл. Margaretha Geertruida Zelle) — исполнительница экзотических танц...

News image

Арне Трехольт

В 1978 году Трехольт назначен советником в норвежскую миссию ООН в Нью-Йорке, где проводил регулярные встречи с офицером советских спецслу...

More in: Биографии шпионов, Казнённые за шпионаж, Крупнейшие шпионы мира, Шпионы XX века